82 просмотров

Первыми путешественниками были купцы и паломники — они странствовали по миру с глубокой древности. Однако вплоть до времен Петра I люди считали, что покидать свой дом без причины — занятие странное и даже опасное. Всего за несколько столетий путешествия из досадной необходимости превратились в популярный и дорогой вид развлечения. Что такое паспорт паломника, как работали визы и почему Пушкин остался невыездным — в новом материале «Культура.РФ» рассказываем об истории заграничных путешествий в дореволюционной России.

Из варяг в греки: пионеры туризма

Чужие берега 4
Чужие берега 4
Чужие берега 4

Первые заграничные поездки совершали купцы и паломники. Еще в VI веке торговые люди выходили к берегам Мраморного, Эгейского и Адриатического морей.

Когда Русь в X веке приняла христианство, сложилась традиция паломничества, или «хождения», к святыням. Первой паломницей можно считать великую княгиню Ольгу, которая в 957 году посетила Константинополь и приняла крещение в храме Святой Софии. А первым человеком, описавшим свое путешествие, был игумен Даниил, который в начале XII века побывал в Константинополе и Иерусалиме. Письменные воспоминания паломников на протяжении нескольких столетий оставались практически единственным источником информации о жизни за пределами Руси. Подобные записки стали отдельным литературным жанром, они так и назывались, например «Хожение Антония Новгородского в Царьград» или «Хожение Авраамия Суздальского». Путешественник Афанасий Никитин, добравшийся до Индии, паломником не был, но по традиции назвал свои знаменитые путевые заметки «Хожение за три моря».

Паломники шли в Палестину, Иерусалим, на гору Афон. Идти нужно было пешком, путь до Иерусалима по суше занимал почти год. На дорогу до Святой земли люди могли копить всю жизнь, бывало, что крестьяне собирали деньги для паломника всей деревней. Самые бедные выживали в пути с помощью подаяний.

В 1649 году при Алексее Михайловиче в Соборном уложении появился первый закон, который регулировал заграничные поездки. Звучал он следующим образом:А буде кому случится ехать из Московского государства для торгового промыслу или иного какого своего дела в иное государство, с Московским государством мирное, тому на Москве бити челом государю, а в городах воеводам о проезжей грамоте.

При Алексее Михайловиче на перемещения по стране и за ее пределы выдавали грамоты двух видов: московскую подорожную и проезжую. Первая была нужна для поездки «по казенной надобности», например для купцов или дипломатов, а вторую выписывали частным лицам.

Окно в Европу: первые курорты

Чужие берега 1
Чужие берега 1
Чужие берега 1

Следующий этап развития «международного туризма» в России был пройден при Петре I. Государь лично первым из русских царей отправился в путешествие по странам Западной Европы в составе Великого посольства. Вслед за ним за границу расширять кругозор, учиться и совершенствовать иностранные языки стали выезжать дворяне и ближайшие сподвижники Петра всех сословий.

В 1712 году медики убедили императора в необходимости лечения на водах, и он отправился к минеральным источникам в Карлсбаде, сейчас это чешские Карловы Вары. Здоровье Петра улучшилось, и на следующий год он снова вернулся на курорт. Вслед за государем «на воды» потянулись и дворяне — такой вид отдыха стал считаться элитным.

В 1762 году вступил в силу Манифест о вольности дворянства, который освободил дворян от обязательной военной и гражданской службы и узаконил возможность беспрепятственно выезжать за границу в мирное время. Количество желающих посмотреть, как живет Европа, сразу резко увеличилось. Курорты на минеральных источниках оставались популярны в течение нескольких столетий. В Карлсбаде отдыхали поэт Петр Вяземский и писатель Иван Тургенев, в Мариенбаде лечились историк Николай Карамзин и поэт Василий Жуковский, в Баден-Бадене — Федор Достоевский, который, по воспоминаниям современников, именно на водах пристрастился к азартным играм. Николай Гоголь в 1836 году писал:Теперь я живу на знаменитых водах баден-баденских, куда заехал только на три дня и откуда уже три недели не могу выбраться. Встретил довольно знакомых. Больных сурьезно здесь никого нет. Все приезжают только веселиться.

В 1777 году владелец пансиона в Петербурге Вениамин Генш опубликовал в приложении к газете «Московские ведомости» «План предприемлемого путешествия в чужие края». Его можно считать первым в Российской империи туристическим маршрутом. Генш хотел набрать группу молодых дворян для познавательной поездки в Европу, чтобы увидеть местные университеты и производство. Состоялась ли хоть одна такая поездка, неизвестно.Читайте также:

Предъявите документы: появление виз

Чужие берега 5
Чужие берега 5
Чужие берега 5

В XVIII веке паспорт был нужен не столько для идентификации личности, сколько для безопасного пересечения границ. Причем получить его можно было не только на родине. Путешествовали, например, с документами, выданными в стране, в которую собирались отправиться, или в стране пребывания в настоящее время. Например, Николай Карамзин в 1790 году писал:…Мне дали в Женеве паспорт следующего содержания: «Мы, синдики и совет города и республики Женевы, сим свидетельствуем всем, до кого сие имеет касательство, что, поелику господин К., двадцати четырех лет от роду, русский дворянин, намерен путешествовать по Франции, то, чтобы в его путешествии ему не было учинено никакого неудовольствия, ниже досаждения, мы всепокорнейше просим всех, до кого сие касается, и тех, к кому он станет обращаться, давать ему свободный и охранный проезд по местам, находящимся в их подчинении, не чиня ему и не дозволяя причинять ему никаких тревог, ниже помех, но оказывать ему всяческую помощь и споспешествование, каковые бы они желали получить от нас в отношении тех, за кого бы со своей стороны они перед нами поручительствовали. Мы обещаем делать то же самое всякий раз, как нас будут об этом просить…

Первые визы ввела Франция — в XVIII веке, затем и ряд других стран, но это была просто формальность. Визовая система, более-менее напоминающая современную, сложилась только после Первой мировой войны. В паспорт ставили штамп о пересечении границы. Проверки на границе тоже не были слишком тщательны. Карамзин писал: «На польской границе осмотр был не строгий. Я дал приставам копеек сорок: после чего они только заглянули в мой чемодан, веря, что у меня нет ничего нового». Установление личности, по воспоминаниям историка, тоже было довольно условным: «Во всяком городке и местечке останавливают проезжих при въезде и выезде и спрашивают, кто, откуда и куда едет? Иные в шутку сказываются смешными и разными именами, то есть при въезде одним, а при выезде другим, из чего выходят чудные донесения начальникам. Иной называется Люцифером, другой Мамоном; третий в город въедет Авраамом, а выедет Исааком».

Чужие берега: запреты на эмиграцию

Чужие берега 2
Чужие берега 2
Чужие берега 2

Чтобы выехать за рубеж при Екатерине II, требовался только «пашпорт». Документ можно было оформить в Коллегии иностранных дел примерно за 25 копеек. За копейку на тот момент можно было купить буханку ржаного хлеба. Система усложнилась при Павле I — опасаясь вольнодумства и заговоров, император запретил молодым людям выезжать в Европу. Александр I запрет отца снял, но при Николае I правила снова ужесточились. Император считал, что основное образование молодежь должна получать на родине.

18 февраля 1831 года Николай I подписал указ «О воспитании российского юношества предпочтительно в отечественных учебных заведениях»: «Молодые люди возвращаются иногда в Россию с самыми ложными понятиями. Не зная ее истинных потребностей, законов, нравов, порядка, а нередко и языка, они являются чуждыми посреди всего отечественного». В Европе, однако, можно было учиться живописи, торговле и естественным наукам.

Жить за рубежом можно было только в течение пяти лет. Нарушение этого срока расценивалось как преступление, за которым следовало наказание — лишение титула и состояния. Но и выехать на эти пять лет стало значительно сложнее: стоимость паспорта выросла до 500 серебряных рублей. Для сравнения — за 200 рублей в 1830 году можно было купить лошадь. Личное дело каждого путешественника проверяла полиция, а для пересечения границы должна была найтись серьезная причина, например проблемы со здоровьем и необходимость лечения в другом климате. Чуть позже срок пребывания с пяти лет сократился до двух.

В 1825 году Александр Пушкин попытался уехать из России якобы на лечение, однако получил рекомендацию найти хирурга в Пскове: так поэту-вольнодумцу намекнули на его место ссылки — родовое имение Михайловское.

«Аневризмом своим дорожил я пять лет как последним предлогом к избавлению — и вдруг последняя моя надежда разрушена проклятым дозволением ехать лечиться в ссылку!» — возмущался поэт в письме к другу Петру Вяземскому.

Крепостным паспорта были не нужны. Этим Пушкин тоже хотел воспользоваться при помощи своего друга и соседа Алексея Вульфа: «Между прочим, предложил я ему такой проект: я выхлопочу себе заграничный паспорт и Пушкина, в роли своего крепостного слуги, увезу с собой за границу», — вспоминал он. До дела, правда, не дошло: Пушкин легально получил право покидать пределы Псковской области, а вот с заграницей у него до конца жизни так и не сложилось, поэт остался невыездным.

После 1851 года за каждые полгода пребывания за границей стали взимать пошлину по 250 рублей или по 50 в случае болезни. Александр II в 1856 году постановил пошлины не взыскивать и заменить их сбором в размере пяти рублей. Благодаря этому география поездок расширилась и количество путешественников существенно увеличилось. Одним из самых популярных маршрутов было путешествие из Петербурга через Прибалтику в Германию. Берлин был главной транспортной развязкой, откуда отправлялись в любую европейскую страну.

В 1862 году завершилось строительство Петербургско-Варшавской железной дороги, по которой можно было доехать до Пруссии, а в 1870-м открылось железнодорожное сообщение между Петербургом и Финляндией. Путешествия стали не только комфортнее, но и дешевле. В 1869 году в столице издали «Путеводитель по России и за границей», где были описаны популярные маршруты и достопримечательности.

В 1881 году великие князья Сергей Александрович, Павел Александрович и Константин Константинович на фрегате «Герцог Эдинбургский» совершили паломническую поездку в Палестину. После этого император Александр III издал указ о создании Императорского православного палестинского общества. Организацию можно сравнить с современным турбюро: она покупала на Ближнем Востоке недвижимость и организовывала путешествия на Святую землю. В Обществе можно было получить паспорт паломника и заказать самый настоящий тур, в стоимость которого входили все транспортные расходы, проводники, справочная информация. Кроме того, в Палестине по паспорту паломника можно было поселиться в специальной гостинице за минимальную сумму — всего 13 копеек в сутки. В нее входило спальное место, чай, каша и мыло.

Первой отечественной турфирмой для обычных граждан стало «Предприятие для общественных путешествий во все страны света Леопольда Липсона», которое открылось в Петербурге в 1885 году. Рекламная брошюра гласила: «Руководствуясь своим знанием всех стран света, контора изыскивает наиболее интересное направление путешествия; она устанавливает целесообразный план последнего, принимая во внимание климатические особенности и средства сообщения». Удовольствие было недешевым: тур по Италии стоил примерно 800 рублей, три недели в скандинавских странах — около 350 рублей, а самым дорогим предложением было «большое путешествие на Восток по Дунаю, обратно через Италию и Париж». За 120 дней фирма Липсона брала 2500 рублей. В стоимость входило посещение 12 стран, транспортные расходы — места в вагонах первого класса — и гостиницы. Постоянные клиенты получали пятипроцентную скидку. Это была неподъемная сумма даже для многих знатных семей: на тот момент за два рубля можно было купить пуд — около 16 килограммов — мяса.

Век прогресса: массовый туризм

Чужие берега 3
Чужие берега 3
Чужие берега 3

Путешествия на рубеже веков становились все более комфортабельными. В моду вошли морские круизы. Иван Бунин в рассказе «Господин из Сан-Франциско» писал: «Пароход — знаменитая «Атлантида» — был похож на громадный отель со всеми удобствами, — с ночным баром, с восточными банями, с собственной газетой, — и жизнь на нем протекала весьма размеренно». В 1914 году были построены два самых больших отечественных теплохода того времени — «Великая княжна Ольга Николаевна» и «Великая княжна Татьяна Николаевна».

В целом к началу XX века стоимость поездок существенно снизилась. По воспоминаниям современников, заграничный вояж в 1910 году мог обойтись дешевле путешествия по России. На французских и итальянских морских курортах начали открываться «русские пансионы», ориентированные исключительно на соотечественников.

«Одним словом, дурак тот, кто не едет в Венецию. Жизнь здесь дешева. Квартира и стол в неделю стоят 18 франков, т. е. 6 рублей с человека, а в месяц 25 р., гондольер за час берет 1 франк, т. е. 30 коп. В музеи, академию и проч. пускают даром», — писал Антон Чехов.

Он много путешествовал, причем по регионам, которые считались экзотическими. Из своего путешествия на Сахалин Чехов вернулся длинным путем по морю — через Индийский океан, Средиземное и Черное моря, посетив Японию, Гонконг, Сингапур, Цейлон и Константинополь. Поездку оплатил издатель Алексей Суворин, он же потом опубликовал путевые записки писателя.

В начале XX века не потеряли актуальности и паломнические поездки. Например, в 1914 году поклониться Гробу Господню приехали около 40 тысяч россиян, и по большей части это были простые крестьяне. Поэт Андрей Белый вспоминал о Пасхе 1911 года: «Пол-Иерусалима говорят по-русски… сейчас здесь 6000 паломников — мужичков».

После Октябрьской революции правительство ввело первые ограничения на выезд: кроме загранпаспортов, нужно было получить специальное разрешение. С 1922 года покидать территорию страны можно было только «по особому разрешению Народного комиссариата по иностранным делам». С 1927 года начала работу специальная комиссия по выездам за границу: выехать можно было только в составе делегации или в статусе командированного. Возрождение зарубежного туризма началось в 1960-х годах: с упрощения выезда в страны так называемой народной демократии — Болгарию, Венгрию, Польшу и другие.

Вам также может понравиться...

В Центре Курехина проходит выставка работ номинантов премии Сергея Курехина за 2021 год
Международные партнёры
АФИША
Оружие Первой мировой войны